История православия в Выхино.

ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВИЯ

В ВЫХИНО

                            

и судьба соседних храмов

 

 

 

 

 

 

Подворье Патриарха Московского и всея Руси

при храме преподобного Паисия Святогорца в Выхино

 

 

 

 

 

Москва 2018

СОДЕРЖАНИЕ

ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВИЯ В ВЫХИНО

Деревня и часовня………………………………………………….………...4

Война 1812………………………………………………………..…………..5

Выхино-центр волости……………………………………………….……...7

Чудо святителя Николая: спасение Выхино…………………………….…8

Революция…………………………………………………………………...12

 

СУДЬБА СОСЕДНИХ ХРАМОВ

Влахернский храм………………………………………………..………....16

Храм Успения в Вешняках…………………………………………………18

Храм Сергия Радонежского у станции Плющево…………………….…..19

Храм в Люберцах……………………………………………………...…….20

Храм в Котельниках…………………………………………………...…….21

Николо-Перервинский монастырь…………………………………..….….22

Николо-Угрешский монастырь………………………………………..…...23

Храм в Люблино………………………………………………………….....24

Храм в Косино…………………………………………….…………….…..25

Осознание ужаса……………………………………………………….....…26

Раскулачивание………………………………………………………..…….26

Великая Отечественная Война………………………………………..……27

Конец войны………………………………………………………….……...31

Новый виток гонений…………………………………………………….…33

60-90-е годы…………………………………………………………….…....36

Распад СССР………………………………………………………………....38

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ К СВЯТЫНЯМ

Восстановление храмов………………………………………….……….…39

Часовня в Выхино………………………………………………………..…..43

Первый храм в Выхино………………………..………………………….....44

Проект храмового комплекса…………………………………………...…..45

О  храме  Покрова Божией Матери в Выхино……………………………..47

О святителе Николае…………………………..…………………………….50

О преподобном Паисии……………..……………………..………..……….52

Из поучений старца Паисия………………………………………..……......53

 

 

 

 

ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВИЯ В ВЫХИНО

 

Деревня и часовня

В восьми верстах от Москвы, по дороге в Рязань на небольшой возвышенности появилась деревня Старафулино, Цыхино, Выхонь, впоследствии Выхино. Основу деревни составляли крестьянские избы[1].

С одной стороны Выхонь соседствовала с деревней Вязовка, а с деревней Жулебино соединялась деревянным мостом, перекинутым через речку Голедянку[2]. Другие названия реки: Голяданка, Голядка, Голядь, Чуриха, Чурилиха, Пономарка.

В 400 метрах от деревни располагалось болото Лайково, простиравшееся до огромного леса.

        

Выхино и земли вокруг принадлежали Николо-Перервинскому монастырю. Возможно уже XVII веке на Рязанской дороге в Выхино  была срублена первая деревянная часовня в честь Святого Николая Чудотворца[3]. К шереметьевскому периоду относится первое официальное упоминание о часовни – 1799 год.

 

Война 1812

         Трагическим моментом истории в Выхино было событие 1812 года. Весь день 2 сентября 1812 года войска и жители проходили через земли нынешнего района Выхино.

Из 270 тысяч москвичей в городе осталось не более 10 тысяч[4]. Это представило жителям страшную картину изгнания.

         Русскую армию по той же Рязанской дороге преследовал авангард войск генерала Мюрата. Все, что попадалось французам на пути, грабилось, разорялось и уничтожалось. Выхино тоже не обошла горькая чаша разорения: деревня была разграблена, многие ее дома сожжены.

 

 

 

 

Главную святыню часовни – икону Николая Чудотворца – заблаговременно вывезли перервинские монахи, но сама часовня погибла в огне. В 1813 году в Выхино была срублена новая часовня, и образ святителя Николая вновь занял свое законное место. Но шли годы, деревянное здание церкви приходило в ветхость. И потому, в 1842 году, было принято решение о построении новой, уже каменной часовни на новом очень удачном месте – в начале деревни и на высоком берегу реки у деревянного моста. При ней построили дом причта для иеромонахов из Перервинского монастыря. Но через два года в Выхине случился большой пожар, повредивший часовню. Однако вскоре она была вновь восстановлена.

Выхино-центр волости

         В 1861 году деревня Выхино, как самая многолюдная в местности стала центром Выхинской волости Московского уезда. В самой деревни располагались волостное правление, церковно-приходская школа и часовня Святого Николая Чудотворца[5].

         27 сентября 1910 года указом Святого Синода часовню приписали к вешняковской церкви, поскольку перервинские монахи на служение направлялись редко[6].

         Со святым образом Николая, главной святыней часовни, местные жители связывали различные чудеса. Самым ярким примером служит история спасения деревни от урагана.

 

Чудо святителя Николая: спасение Выхино

         16 июня 1904 года был жарким. Ничто не предвещало беды. Но к четырем часам вечера над деревней Марьино, в километре от Перервы, внезапно стали появляться грозовые облака. В темноте раздалось несколько оглушительных грозовых ударов, и при окружающем безветрии серые облака начали кружиться на одном месте[7].

Корреспондент газеты «Русское слово» В. Гиляровский поведал читателям о стихийном бедствии: «…сначала легкий дождь. Потом град по куриному яйцу и жестокая гроза. Сразу потемнело. Потом это черное сменилось зловеще-желтым. Пахнуло теплом. Затем грянула буря, и стало холодно.

         Облака спускались все ниже, образуя крутящийся ствол

смерча в виде воронки в несколько десятков метров высотой. И вдруг все закрутилось»[8].

         Крутящийся черно-багровый столб смерча несся с огромной быстротой, сметая на своем пути все, что попадалось, вырывая с корнем деревья, разрушая постройки, срывая и перенося крыши на несколько десятков метров. Люди и скот поднимались в воздух и сбрасывались вниз.

         Усиливаясь в своем движении и наводя ужас на людей, смерч направился к Люблинским полям орошения, а затем к селу Капотня, где сорвал купол местной церкви. Совершив злое дело, ураган устремился на Люберцы.

 

         Молнии и гром сверкали ежесекундно, а грохот был такой силы, что местные жители Выхино повыскакивали от ужаса из своих домов. Увидев надвигающуюся стихию, они бросились к часовне Святого Николая, ища у него заступничества.

         Буквально на ходу был отслужен краткий молебен и совершен крестный ход вокруг часовни. Только закончила звучать молитва, как люди заметили, что грозное облако, надвигавшееся на Выхино, вдруг стало обходить его с южной стороны.

         Стихия, пройдя по полю, со всей неистовой силою обрушилась на старый усадебный парк Кузьминки. Ураган произвел страшное, надолго непоправимое опустошение во Влахернском; он уронил до 100 000 (ста тысяч!) деревьев. Тенистый вековой парк сильно поредел, а часть совсем была снесена. Некоторые аллеи даже днем темные, так как сюда не проникал луч солнца, оказались открытыми. Много 200-300 летних исполинских деревьев было вырвано с корнем или поломано.

 

 

         Выйдя из Кузьминского парка, ураган обрушил свою разрушительную силу на село Карачарово, уничтожил деревню Грайвороново и устремился к Москве, где в Лефортово повредил дворец и военный госпиталь, стер с лица земли Анненгофскую рощу.

Разрушения коснулись Измайловской и Сокольнической рощ, Мытищ,

и затем смерч затих где-то у подмосковного Пушкино. Но деревня Выхино необъяснимым образом осталась невредимой[9].

Революция

После Октябрьской революции страну трясло от политических, экономических и прочих реформ. 19 марта 1922 года в секретном письме членам Политбюро Ленин писал: «Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

В Москве к 1 января 1930 года оставалось 224 действовавших храма, а в 1932 году ― всего 87. В 1931 году был взорван храм Христа Спасителя.

В 1928 году Русская Православная Церковь еще имела более 30 тысяч приходов. Закрытие храмов и развитие издевательской, глумливой антицерковной пропаганды шли нарастающими темпами. Так, за 1928 год было закрыто 534 храма, а в 1929 году — уже 1119. В 1930-х годах счет закрывавшихся храмов шел за тысячи. К 1939 году по всей стране оставалось незакрытыми около 100 православных церквей из более 60 тысяч действовавших в 1917 году.

В 30-е годы счет жертв репрессий среди духовенства шел на десятки тысяч, а среди верующих — на миллионы. Статистика применения к служителям Церкви «высшей меры социальной защиты», как цинично называлась тогда смертная казнь, поражает. За 1937 год, по данным опубликованной ныне статистики НКВД, было арестовано 33 382 «служителя культа», в 1938 году за «церковную контрреволюцию» — 13 438 человек. В 1937 году от общего числа приговоров 44% были расстрельными, в 1938 году доля расстрельных приговоров выросла до 59%.

В деревне Выхино был создан сельский совет. Одним из первых решений, принятых новой администрацией, стал Акт № 24 от 13 декабря 1920 года о конфискации бывшей церковно-приходской школы, находящейся при Выхино[10]. Тогда же закрыли и часовню Святого Николая. Кирпичное здание бывшей часовни было обустроено под жилье вплоть до 1960-х годов, когда начали строительство Московской кольцевой автомобильной дороги. Тогда ее и снесли. Судьба древней иконы неизвестна[11].

Центром религиозной жизни для верующих Выхино стал храм в селе Влахернское и церковь Успения в Вешняках, реже, но молились и в храмах Люберец, Котельников, Люблино, Шереметевки, Николо-Перервинского монастыря и Николо-Угрешского монастыря. Однако и здесь прокатилась волна атеизма.

«Волна атеизма»:

 

 

 

 

 

 

 

 

Раз приходит отец — вечерком, с трудового ристанья,
Покрутил моё ухо и чуть посвистал «Ермака».
«Ты слыхал, удалец? Получил я сегодня заданье —
Завтра храм разгружать. Пресвятых раскулачим слегка».
«А что будет потом?» — «А потом-то кратки́ уже сборы:
С полутонны взрывчатки — и вихорь к седьмым небесам.
Заходи-ка вот завтра. Заглянешь там в Божьи каморы.
Покопаешься в книгах. Сварганю что-либо и сам».
А во мне уже юность звенела во все сухожилья
И взывала к созвездьям и к вечным скрижалям земли.
А за полем вечерним, расправив закатные крылья,
Византийское чудо сияло в багряной пыли.
Я любил эти гла́вы, взлетавшие к высям безвестным,
И воскресные звоны, и свист неуёмных стрижей.
Этот дедовский храм, украшавший всю нашу окрестность
И всю нашу юдоль освящавший короной своей!
Пусть не чтил я святых и, на церковь взглянув, не крестился,
Но, когда с колокольни звала голосистая медь,
Заходил я в притвор, и смиренно в дверях становился,
И смотрел в глубину, погружённую в сумрак на треть.
Замирала душа, и дрожало свечное мерцанье,
А гремящие хо́ры свергали волну за волной.
И всё чудилось мне, что ступил я в предел Мирозданья
И что вечность сама возжигала огни предо мной.

И пришёл я туда — посмотреть на иную заботу!
Не могу и теперь позабыть той печальной страды, —
Как отцовские руки срывали со стен позолоту,
Как отцовский топор оставлял на иконах следы.
Изломали алтарь, искрошили паркетные плиты,
И горчайшая пыль закрывала все окна кругом.
И стояли у стен наши скорбные тётки Улиты,
Утирая слезу гумазейным своим лоскутком.
А потом я смотрел, как дрожали отцовские руки,
Как напарник его молчаливо заглатывал снедь…
Ничего я не взял, ни единой припрятанной штуки,
И смотрел по верхам, чтобы людям в глаза не смотреть.
Я любил эти своды, взлетавшие к высям безвестным,
И воскресные хоры, и гулы со всех ступеней…
Этот дедовский храм, возведённый строителем местным
И по грошику собранный в долах Отчизны моей!
И смотрел я туда, где сновало стрижиное племя,
Залетая под купол, цепляясь за каждый карниз.
И не знал я тогда, что запало горчайшее семя
В это сердце моё, что грустило у сваленных риз…..[12]

 

СУДЬБА СОСЕДНИХ ХРАМОВ

Влахернский храм

Бульдозерист смахнул в сторону все могильные памятники и кресты небольшого погоста за церковью Влахернской иконы Божией Матери… За первыми ударами последовали новые. В 1922 году всю семью настоятеля Влахернского прихода священника Порецкого выселили из дома причта. В 1927 году директор Института экспериментальной ветеринарии обратился в Московский Совет народных комиссаров с просьбой о закрытии церкви в Кузьминках и передаче здания в распоряжение научного учреждения.

 

Прослышав о надвигающейся беде, прихожане и жители соседних поселков и деревень направили в Моссовет коллективное письмо, под которым подписались жители Люблино, Выхино, Люберец, Шереметевки, Кузьминок. Тем не менее 30 ноября 1928 года Президиум Моссовета утвердил Постановление № 91 о закрытии церкви и передаче здания институту.

На защиту храма встал настоятель Н.А. Порецкий. Он созывал защитить храм прихожан. Когда представители власти пришли официально закрывать церковь, отец Николай, несмотря на свой 64-летний возраст и болезнь, взойдя на колокольню, набатом призвал на помощь около двухсот верующих из окрестных сел.

Из следственного дела: «Гр. Порецкий находился в это время в алтаре, куда вошли я, агент административного отдела Кочетков, представитель Мосфинотдела и новый председатель поссовета Кузьминок А.М. Макаров. Мы предложили Порецкому сдать ключи, он выскочил на амвон и обратился к собравшейся публике со словами: «Православные, 20 лет я служил здесь, помогите, защитите церковь».

Между прихожанами и членами ликвидационной комиссии произошла стычка. Только вызванные с соседнего полигона красноармейцы смогли разогнать защитников храма. Распоряжение властей о закрытии церкви было выполнено, и с этих пор колокола перестали оглашать окрестности своим мелодичным звоном – для Влахернского прихода началась такая же эпоха духовного забвения, как и в Выхино.

Здание поспешили лишить всех напоминаний о том, что в нем размещалось ранее. Сняли кресты, разобрали бельведер и барабан купола, фронтоны заменили крупными и непропорциональными аттиками, надстроили третий этаж с балконами… Внутри Влахернского храма также все было перестроено до неузнаваемости. Могилу князя С.М. Голицына I, располагавшуюся внутри храма, уничтожили, на месте алтаря устроили туалет, на последнем этаже соорудили около десятка комнатушек.

Разумеется, убрали все церковное имущество. Многие рукописи, книги и иконы, а также облачения были брошены в разложенный неподалеку от храма костер.

Печальная участь постигла и колокольню, ее разобрали на строительный материал.

Деятельность священника Порецкого не могла остаться без внимания со стороны властных структур атеистического государства. 4 сентября 1929 года в кузьминский дом, где жил Николай Андреевич, пришел оперуполномоченный Особого отдела ОГПУ МВО Касаткин, имевший при себе страшную бумагу – Постановление о задержании Н.А. Порецкого.

Касаткин ушел вместе с Н.А. Порецким в направлении станции «Вешняки» Казанской железной дороги, оттуда в Москву на Лубянку.

 Протоколом заседания ОГПУ по следственному делу № 946 от 23 ноября 1929 года по статье 58 п. 10 Уголовного Кодекса Н.А. Порецкому назначалась высылка  в город Шенкурск Архангельской области. 27 июля 1933 года священник Николай Порецкий скончался в ссылке. В 1988 году реабилитационная комиссия установила, что Н.А. Порецкий никаких клеветнических измышлений на советский строй и призывов к его свержению не произносил. В том же 1988 году Порецкий был реабилитирован[13]. Впоследствии отец Николай был причислен к лику священномучеников.

 На этом угас еще один источник православной духовной жизни не только для жителей Кузьминок, но и лишенных часовни святителя Николая жителей Выхино.

Ближайшим храмом для православных христиан Выхино стала церковь в Вешняках, которую не обошли стороной гонения.

 

Храм Успения в Вешняках

22 мая 1922 года большевики вывезли из храма церковные ценности. Успенская церковь была закрыта накануне Великой Отечественной войны в 1940 году. В военные годы в здании храма был оборудован военный склад и ремонтные мастерские. 25 января 1947 года в храме были возобновлены богослужения. Несмотря на все трудности, удалось сохранить часть церковных ценностей, в том числе старинные иконы. Часть икон сильно пострадала от сырости и перепадов температуры, так как до этого хранилась на колокольне. После проведённой реконструкции холодный верхний храм становится тёплым, зимним. В 1951 году на отремонтированной колокольне была установлена чаша со шпилем.

В годы лихолетий множество верных чад Русской Православной Церкви было замучено безбожными властями. Жизнь четверых из них была так или иначе связана с жизнью этого храма. Их имена: - Священномученик Петр, архиепископ Воронежский - Священномученик Сергий Цветков - Священномученик Иоанн Плеханов - Священномученик Иоанн Янушев. Каждый из них до конца был верен Христу и свою веру в Бога засвидетельствовал мученической кончиной. 

 

Храм Сергия Радонежского у станции Плющево

11 мая 1903 года в местности «Шереметево» по Казанской железной дороге было совершено торжественное освящение великолепного храма в честь преподобного Сергия Радонежского, сооруженного усердием живущих в этой местности многочисленных дачников. Храм этот, вместимостью до тысячи человек, - деревянный на каменном фундаменте, имел резной золоченый двухъярусный иконостас. Одною благотворительницей пожертвован полный «звон» из семи колоколов, наибольший в 150 пудов (2400 кг.). Внутреннюю отделку принял на себя М.И. Мишин; ко дню освящения пожертвованы ценная утварь и дорогие облачения. В общем сооружение обошлось более чем в 40 тысяч рублей. Церковь просуществовала до 1931 года и была снесена. На месте кладбища был построен стадион Фрезер. Судьба духовенства неизвестна[14].